Авторы
  • Register

Авторская колонка

Николай Ютанов
Эксперты из Санкт-Петербурга примут участие в международном форуме мировых тенденций развития в Риге

10–11 апреля 2014 года в Риге пройдет Международный форум мировых тенденций развития (World Trends Forum)....
Далее....

Взгляд из Петербурга

Что бы вы делали без революции, дорогой товарищ М.?

По мотивам опроса на сайте «Взгляд из Петербурга» Февраль 2013

«Возврат к предкризисной модели роста невозможен» - сказал президент страны. «Как Вы думаете, какова будет новая модель?», спросил своих читателей «Взгляд из Петербурга»

С ответами можно познакомиться на сайте, я же вспомнил о другом. В «Архипелаге Гулаг» Солженицын рассказывает дивную историю. В паровозном депо проходит торжественное собрание, по случаю двадцатилетия Октябрьской революции. Секретарь парткома долго распинается на тему, как много дала рабочим Советская власть, а после, для оживления мероприятия, предлагает собравшимся рассказать о том, какие чудеса ВКП(б) сотворила персонально для каждого. Вот ты, товарищ слесарь Митюрин, потомственный пролетарий, расскажи, что бы ты делал, если бы не было великой революции и о тебе, как о родном дите, днем и ночью не заботились бы партия, правительство и лично товарищ Сталин? Да также и работал бы «в депе», как и сейчас, ответил товарищ Митюрин. И получил десять лет за контрреволюционную агитацию. Даже слесарь, рабочий человек, соль земли, отец солдатам, в рамках разных экономических моделей может иметь совершенно разную персональную судьбу.

У всех онлайн-опросов по важным темам вроде преимущества экономических моделей есть пара слабых мест. Во-первых, избыточная широта понятия «экономическая модель». Каждый видит в ней что-то свое. Например, под словами «неолиберализм» (который выбрал каждый седьмой участник опроса) кто-то понимает неподкупный суд, беспощадную к уголовникам полицию, и «лопату в руки», как лучший инструмент социализации многодетных отцов из Северной Африки. А кто – то видит козни Большого Сатаны и Великого Синедриона.

Точно так же, голосуя за социализм (таких есть 8%), человек наверняка не имеет в виду драку в очереди за маслом, а воображает себе строительство Братской ГЭС (показанное ему по телевизору), доклад об успехах хлопкоробов Узбекистана, и законную бутылку с 11 часов утра. Опять же родное ПТУ, с мастером дядей Васей и ночные визиты в общежитие малярно-штукатурного училища. Правда, с вопросами социальной справедливости есть одна проблема. Если человек хочет социальной справедливости – почему нет. Можно даже начать с себя, не дожидаясь социализма, раздав все имущество нуждающимся. Академик Андрей Сахаров, к примеру, в конце шестидесятых годов прошлого века пожертвовал полтораста тысяч советских рублей (все свои специальные премии) на строительство онкологического центра в Москве. Но если человек хочет ездить на длинной машине и жить в большой квартире, в этом тоже нет ничего плохого. Плохо только, когда один и тот же человек трещит о социальной справедливости, а под этот треск гребет все на себя, как снегоочиститель.

Особый интерес всегда вызывает ситуация, когда люди голосуют за «китайскую модель» (20% таких). Первый вопрос – за отсутствие пенсий вы тоже голосуете, или как? А ведь это важный элемент «китайской модели». И еще – где мы возьмем столько китайцев, то есть людей, готовых упорно трудиться, и так же упорно учиться. В китайской культурной традиции нет никаких Иванов-дураков, устраивающих жизнь «по щучьему велению». Незнайка, любимый наш герой, в Китае занимал бы место ниже плинтуса. Герой китайского фольклора - это трудяга, очкарик-ботаник, то есть тот персонаж, которого отечественная традиция откровенно презирает.

Интересна идея про «исламскую модель». Быть может, ее почитатели (4% опрошенных) фантазируют, как будут обустраивать гарем, получая государственное пособие за счет нефтяных доходов? Ну, скорее всего ребята просто телевизора насмотрелись. Хотя любители исламской модели экономики, действительно могут мечтать о том, чтобы все женщины вокруг ходили с закрытыми лицами, и ему не было стыдно за убогий вид собственной спутницы жизни.

Как всегда есть много желающих (чуть ли не каждый пятый) продолжить курс на создание мощных государственных корпораций. Мы уже двенадцать лет создаем эти государственные корпорации, а результат какой-то кривоватый. В 2008 году оказалось, что преимущество этих корпораций только в том, что государство сразу кинулось давать им деньги, чтобы они совсем не вылетели в трубу. Скажете, это был кризис. Ладно, давайте без кризиса. За последние 15 лет мы проложили в Европу более 5000 км газовых труб. Большая часть этих газопроводов строилась в то время, когда совет директоров «Газпрома» возглавлял нынешний премьер Медведев. Не будем пока обсуждать, почему эти трубопроводы стоят дороже, любых трубопроводов в мире. Посмотрим на результат государственного строительства и инвестиций. В 2000 году доля России в импорте газа в ЕС составляла 48%. В 2012 году – уже 31%. Другой пример классической госкорпорации – железная дорога. В начале 90х по Транссибирской магистрали  транспортировалось 8% всех грузов, направляемых из Азии в Европу. А в 2011 году доля Транссиба в перевозках из азиатских стран в ЕС составила уже менее 1%. Это так, для примера.

Другая чудесная тема для обсуждения – импортозамещение, он пользуется большой популярностью (такой же, как и госкорпорации). Правда, как то так вышло, что вся российская промышленность на рубеже ХХ века была построена иностранцами – всеми этими Лесснерами, Эрикссонами, Сименсами. А еще через тридцать лет уже товарищ Сталин в массовом порядке закупил американское оборудование и заводы. Интересно, что сейчас мы собираемся замещать? Вы в курсе, что существует масса замечательных товаров, сделанных в России или придуманных нашими предпринимателями, и все они прячутся под иностранными названиями - иначе никто не купит. Поклонник импортозамещения предпочитает хвалить отечественное, а покупать импортное. Потому что хорошо знает, как работает он сам, знает цену своим кривым рукам, и напрочь не верит, что у его соотечественника руки могут расти оттуда, откуда должны. А если кто-то всерьез верит в импортозамещение, то сейчас ведь ему никто не мешает носить и покупать отечественное, поддерживать родного производителя не словом, а делом. А если кто-то понимает импортозамещение так, что все будут на «Жигулях», а он, как самый хитрый, на «Мерседесе», то это не импортозамещение, а двурушничество.

Но вот тот, кто выступает за феодальную экономику (а это каждый двадцать пятый), быть может, вовсе не шутит, а констатирует очевидный факт, который заключается в том, что мы гораздо ближе к феодализму, чем это нам кажется. Смотрите, как было устроено феодальное государство. Средневековый король мог объявить войну, мог приказать начеканить монет. Но вот призвать к порядку барона-разбойника, обиравшего проезжих купцов на большой дороге – не мог никак. Надо было собирать ратников, идти выяснять отношения с князем, чьим вассалом был дорожный грабитель. А тот, естественно, «своих не сдавал». А то, что княжество теперь называется министерством, а вместо «ваша светлость» говорят «товарищ генерал» – сути дела не меняет.

Но зато и король, и граф, и грабитель-барон, сходились в одном. Все остальные – ремесленники, крестьяне, купцы, податное сословие, налогоплательщики, одним словом – «люди третьего сорта», с которыми можно творить все, что угодно.

Как при феодализме была устроена «вертикаль власти»? Когда королю было что-то нужно, графы и герцоги обязаны были ему службой, собирали войска, вооружали бойцов, рубили головы недовольным. А за это получали в своих поместьях полную свободу рук. Так ведь и сейчас власть говорит вассалам – что прикажем – сделай скоренько, но кормиться будешь сам. Пистолет и удостоверение тебе дали, теперь иди «ищи тему». На это у тебя есть все права, которые мы бдительно охраняем и стойко обороняем.

А важнейшим правом сеньора в то время было право карать и вершить суд. Так и называлось - «право низшего, среднего, и высокого суда». «Низший суд» предполагал простое вымогательство денег, как сейчас на улице у таджиков, «право среднего суда» позволяло сажать людей в тюрьму (и отбирать их бизнес). Ну а у тех, кто имел «право высокого суда», перед замком ставили виселицы. Претензии у короля могли быть только в том случае, если кто-то превышал полномочия. Брал и убивал «не по чину». Или злоумышлял на монарха.

В общем, для того, чтобы понять чего же на самом деле хотят люди от экономики, нужно расширить опрос, предлагая человеку, чтобы он мог выбрать свое место в жизни, в рамках той модели, которая ему нравится. Ну, чтобы человек мог не просто проголосовать за социализм, но и добавить, что при социализм он хочет быть, к примеру, старшим мясником в гастрономе №1. Или выбирая импортозамещение, человек мог бы заодно наметить себе должность в министерстве внешней торговли – чтобы иметь тот самый импорт, который он хочет замещать. А тот, кому нравится госкорпорация, получил бы виртуальную возможность выбрать себе в госкорпорации кабинет с видом на Красную площадь. Так будет интереснее, вы не находите? И всем стало бы понятно, кто и что имеет в виду.

Наш телеканал

Популярные темы

Наши партнеры

Ленинградская ТПП

Наше мнение

isogor

isogor

Контакты

Телефон: +7 (812) 944-38-42
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.